17 июля 2017 Первый молодёжный крестный ход памяти святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского

15 и 16 июля 2017 года по благословению митрополита Владимирского и Суздальского Евлогия прошёл Первый молодёжный крестный ход памяти Андрея Боголюбского. Участниками крестного хода стали молодые люди из православных молодёжных движений.

17 июля 2017 Во Владимире почтили память святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского

16 июля 2017 года в Успенском кафедральном соборе города Владимира состоялись торжества, посвящённые памяти святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского.

Поиск

Пресс-служба

 Видеогалерея

Фотоальбом

Коллекция документальных фильмов

Архив новостей

Июль
201620172018
пнвтсрчтптсбвс
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456

Главная / Статьи и публикации / Святые Кирилл и Мефодий

Святые Кирилл и Мефодий

Отправить по почте  Отправить на печать  Добавить в избранное

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий
         и начало славянской  письменности
 

    Говоря о начале письменности у славян и связывая его с христианизацией славянских народов, мы сделали бы существенное упущение, если бы не упомянули о наличии у них докирилловской или протокирилловской письменности, которая связана с более ранним периодом проникновения христианства на Русь и даже дохристианским временем.
    Общеизвестно сообщение Паннонского жития святого Кирилла о нахождении им в Корсуни Евангелия и Псалтири, написанных русскими письменами. «Обрете же тоу Еваггелие и Псалтирь роусьскыми писмены писано, и человека обрет глаголюща тою беседою, и беседова с ним, и силоу речи приим, своей беседе прикладаа различнаа письмена, гласнаа съгласнаа, и к Богоу молитвоу творя, въскоре начят чести и сказати, и мнози ся емоу дивляхоу, Бога хвалящее».
    Сведения эти могли быть известны только одному человеку - брату Кирилла святому Мефодию, который и рассказал своим ученикам о том, что происходило в Корсуни. Текст Жития утверждает однозначно, что Кирилл не был создателем славянской письменности на пустом месте, а ее реформатором, усовершенствователем. Какой же могла быть эта докирилловская славянская письменность, особенно же в ее христианском, церковном употреблении?
    В обобщающей работе академика В.А. Истрина к 1100-летнему юбилею славянской азбуки говорится о том, что «славяне, в том числе и восточные, достигли высокого развития племенного строя еще в первой половине первого тысячелетия н.э. К тому времени следует, вероятно, относить и возникновение славянской письменности "черт и резов..."».
    Эта письменность была, вероятно, подобна руническому письму. О ней упоминает черноризец Храбр, что язычники-славяне «чротами и резами чьтех и гатаах, погани сущее». Академик В. А. Истрин приводит об этом свидетельство арабского писателя Ибн эль-Недима: «Мне рассказывал один, на правдивость которого я полагаюсь, что один из царей горы Кабк (Кавказ) послал его к царю русов; он утверждал, что они имеют письмена, вырезываемые на дереве».
    В.А. Истрин продолжает: «Вторым, еще более несомненным видом дохристианского письма восточных и южных славян было письмо, которое можно условно назвать протокирилловским… славяне еще до принятии ими христианства и до введения азбуки, созданной Кириллом, несомненно, использовали на востоке и юге греческие, а на западе - греческие и латинские буквы... Греческое письмо применялось славянами в течение двух-трех веков до официального принятия христианства... У Кирилла имелись какие-то исходные материалы... Вероятным источником кириллицы было греческое унциальное (уставное) письмо VII-VIII веков, а не IX века».
    Черноризец Храбр (X век) писал о докирилловской письменности: «Прежде убо словене не имеху книг, но чротами и резами чьтеху и гатааху, погани суще, Крестившие же ся, римсками и гречьскыми писмены нуждахуся (писати) словенску речь без устроенна... И тако бешу многа лета».
    Обратим в этом тексте внимание на слова Храбра – «нуждахуся писати словенску речь без устроена». Это означает, что славяне как произносили слова, так и пытались их записать, каждый, быть может, в чем-то по-своему. В письменный язык не было введено общепринятых грамматических норм. Заслуга святого Кирилла состоит именно в том, что он не только усовершенствовал и упорядочил алфавит, но дал еще грамматику славянскому языку и сразу же ввел его в церковное употребление. Впервые у славян - моравов, болгар, русских - зазвучал торжественный церковно-славянский язык.
    Убеждение в том, что Кирилл не был единоличным изобретателем славянской азбуки, а только усовешенствователем ее, существовало в Русской Церкви издревле. В Толковой Палее читаем: «Грамота русская явилась Богом данная в Корсуне русску, от нея научився философ Константин, оттуду сложив, написав руским гласом». Но все же кто перевел и написал «роуськыми письмены» Евангелие и Псалтирь, которые нашел Кирилл в Корсуни? Ответ надо искать там же – в Таврике или Тавроскифии, в Крыму.
    В самом начале V века святитель Иоанн Златоуст писал: «И скифы, и фракийцы, и савроматы, и мавры, и индийцы... философствуют, обретя переводы Писания на свой язык». Хорошо известно, что еще до времен I Вселенского Собора (325г.) в Малой Скифии был свой епископ. Донские сарматы вместе с греками, антами и роксоланами бежали с Танаиса в Крым около 250 года в связи с приближением готских полчищ. Танаис же был до того времени местом средоточия христианства, где некогда проповедовал апостол Андрей Первозванный, как об этом сообщают Ориген и Евсевий Памфил.
    Но христианство в Крыму продолжало существовать. Ученик Иоанна Златоуста блаженный Феодорит Киррский называет одного из великих подвижников, спостников Макария Великого, сармата Амата, который был так же знаменит, как сам Макарий.
    Наши далекие предки, древнейшие русы, сарматские племена антов и роксолан жили в окружении народов, которые имели письменность, соприкасались с ними. Это не только греки (письменность с VII в. до н.э.), но и грузины (письменность с начала н.э.), готы (письменность с IV в. н.э.), армяне (письменность с V в. н.э.). Академик С.П. Обнорский писал: «Отнюдь не являлось бы смелым предположение о принадлежности каких-то форм письменности уже руссам антского периода», то есть примерно с VI века.
    Что из себя представляли эти «руссы» в этническом смысле? Профессор С.П. Шестаков приводит мнение Е.Е. Голубинского, которое он разделяет: «Голубинский, один из ревностных сторонников теории Азово-Таврической Руси, пишет: "Варяго-русы поселились в Тавриде вместе с готами и слились с ними в один народ, так что русское называли готским и наоборот» (История Русской Церкви», с.49). Василевский, в объяснении найденных в Херсонесе русских письмен, указывает на вероятное отождествление Руси с тавроскифами и этих последних с готами».
    В свое время, еще в IV веке, до ассимиляции готов с местными племенами, по принятии готами христианства епископ Ульфила изобрел для них письменность и перевел Священное Писание. «Небольшая колония этих готов с конца V века поселилась в Крыму, в области Дори, неподалеку от Корсуня и имела здесь своих иерархов и, разумеется, свои священные книги» (митрополит Макарий (Булгаков) .
    В «Истории государства Российского» Н.М. Карамзин приводит инте¬ресную цитату из рукописного экземпляра Новгородской летописи, сделав не особо удачный перевод с древнеславянского языка. Запись эту сделал первоначальный автор летописи епископ Новгородский Иоаким Корсунянин, который, несомненно, хорошо знал историю своей родины Таврики.
    «Ведати  подобает,  яко  Словено-Российский народ  в лето  790 от Рождества Христова начат письмена имети; зане в том годе Царь Греческий брань со Словяны имея и мир с ними содела, посла им в знамение приятства литеры, сиречь слова азбучныя. Сия от Греческого писания вновь составишася ради Словян; и от того времени Россы начаша писания имети».
    Война греков с «россами» это, несомненно, война с Бравлином (или «Бравлен», что значит «раскрашенный»), о чем читаем в греческом житии святителя Стефана Сурожского (умер вскоре после VII Вселенского Собора (787г.), участником которого он был; память 15 декабря): «По смерти же святого, мало лет мину, прииде рать велика рускаа, из Новаграда князь Бравлин силен зело, плени от Корсуня до Корча, с многою силою прииде к Сурожу».
    Ученые полагают, что Новаград, с которого пришел Бравлин, это Неаполис Скифский, а «русские» - это тавроскифы, как называет руссов византийский хронист X века Лев Диакон. Хронисты XI-XII веков Скилица и Зонара сообщают, что «скифский народ рос жил у Северного Тавра».
    Здесь у гробницы Стефана, обращенный в христианство его явлением, Бравлин со своими боярами принимает крещение от архиепископа Филарета. Понятно, что новокрещенным нужно было дать Слово Божие на доступном им языке. По повелению императора кто-то совершает этот перевод и Бравлин получает его. Но кто это сделал?
    Мирный договор киевского князя Олега с Византией (912 г.) содержит перевод греческого текста на славянский язык «иоанновым писанием», о чем читаем в «Повести временных лет». «В знак крепости и неизменности, которая должна быть между вами, христианами, и русскими, мирный договор этот сотворили мы Ивановым написанием на двух хартиях...». С большим основанием надо предположить, что «иоанново писание» есть система славянского («росьского») письма, разработанная святителем Иоанном Готфским (такой титул носил епископ Тавроскифии), который по происхождению сам был тавроскиф, то есть рус.
    Время жизни святителя Иоанна припадает на конец VIII века. «Преподобный отец наш Иоанн был епископом Готским при императорах Константине (Константин V Копроним: 741-775) и Льве (Лев IV Хазар: 775-780). Он происходил из расположенной на той стороне земли тавроскифов, подчиненной власти готов, именно из торжища, называемого Парфениты, и был сын Льва и Фотинии,» - читаем в греческом Житии святого. Эта местность находилась вблизи Сурожа.
    Рожденный по обету, Иоанн был предназначен Богом к великому служению. В Иверии Иоанн был рукоположен во епископа, так как в Царьграде тогда властвовали иконоборцы, а Таврика оставалась оплотом Православия. Когда царица Ирина (сама родом из Крыма) восстановила иконопочитание, Иоанн встречался с ней для беседы о Православии, а затем возвратился обратно в Таврику.
    У греков в то время не было в той местности другого такого лица, кроме святого Иоанна (не забудем, что Иоанн был тавроскиф, то есть «рус»), которому можно было бы поручить такое ответственное дело, как перевод Священного Писания и необходимейших богослужебных книг в связи с крещением Бравлина в Суроже. Отголосок этих событий мы и находим в древнерусских   источниках.   Конечно,   это   только   предположение,   но предположение   небезосновательное.   Вероятно,   именно   «иоанновского» перевода книги нашел Кирилл в Корсуне и на их основе произвел серьезную реформу славянской письменности.
    Значение дела святых равноапостольных Кирилла и Мефодия для славянских Церквей и для мировой культуры непреходяще. Все дальнейшее развитие богословия и культуры славянских народов так или иначе всегда будет связано с их святыми именами. 

Литература.
1. Житие Иоанна Готского. Журнал Министерства Народного Прос¬вещения. М., 1878.
2. Истрин В.А. 1100 лет славянской азбуки. АН СССР. М., 1963.
3. Карамзин Н.М. История Государства Российского. Книга I. Том I. Репринтное воспроизведение 5-го издания. "Книга". М., 1988.
4. Ляшевский Стефан, протоиерей. История христианства в Земле Русской с I по XI век. М., 2002.
 5. Минея май, 9, ч. 1. Издание Московской Патриархии, М., 1987. 
5. Настольная книга священнослужителя. Т. 3. Месяцеслов (март-август). Издание Московской Патриархии. М., 1979.
6. О письменах черноризца Храбра. Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. История Русской Церкви. Книга первая. М., 1994.
7. Памятники христианского Херсонеса. Вып. 3. СП. Шестаков. Очерки по истории Херсонеса в VI - X веках н.э. М., 1908.
8. Повесть временных лет. Библиотека литературы Древней Руси. Т.1. "Наука". СПб.,  2000.
9. Якобсон А.Л. Раннесредневековый Херсонес. АН СССР. Материалы исследований. 1959. №63.
Протоиерей Георгий Горбачук,
ректор Владимирской Свято-Феофановской
духовной семинарии

Создание сайта - Линкол

Владимирская Епархия