17 июля 2017 Первый молодёжный крестный ход памяти святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского

15 и 16 июля 2017 года по благословению митрополита Владимирского и Суздальского Евлогия прошёл Первый молодёжный крестный ход памяти Андрея Боголюбского. Участниками крестного хода стали молодые люди из православных молодёжных движений.

17 июля 2017 Во Владимире почтили память святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского

16 июля 2017 года в Успенском кафедральном соборе города Владимира состоялись торжества, посвящённые памяти святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского.

Поиск

Пресс-служба

 Видеогалерея

Фотоальбом

Коллекция документальных фильмов

Архив новостей

Июль
201620172018
пнвтсрчтптсбвс
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456

Главная / Статьи и публикации / М.М. Сперанский – выпускник Владимирской духовной семинарии

М.М. Сперанский – выпускник Владимирской духовной семинарии

Отправить по почте  Отправить на печать  Добавить в избранное

     М.М. Сперанский родился в селе Черкутине Владимирского уезда 1 января 1772 года. Отец его, Михаил Васильев (ум. 28 мая 1801 г.) был священником при Свято-Николаевской церкви. За высокий рост и дородство прихожане называли батюшку «Омет». Собственной фамилии, подобно другим русским священникам того времени, отец Михаил не имел. Он не получил никакого образования, однако за благоразумие и доброту был поставлен благочинным и долгое время исполнял эту должность.
 Мать М.М. Сперанского Прасковья Федоровна Никитина (ум. 24 апреля 1824 г.) была женщина с энергичным характером и отличалась особой набожностью. При рождении сына Михаила она дала обет совершить паломничество к мощам святителя Димитрия Ростовского, что сразу же и выполнила как только появилась возможность.
     Однако особое влияние на формирование внутренней жизни мальчика оказали не столько родители, сколько слепой дед и бабушка Миши. Василий Михайлов также был священником. По отзывам самого Сперанского, отец Василий принес ему значительную пользу своим вниманием и строгостью.
     Бабка Сперанского примером своей аскетической жизни еще более усилила религиозную настроенность внука. Уже много лет спустя Сперанский говорил о своей бабушке, что он до сих пор  видит ее, как живую,  - настолько сильно запечатлелся в его душе образ этой христианской подвижницы.
     Мальчик рано выучился читать и пристрастился к чтению книг с замечательным для его лет трудолюбием. В подростке замечалось стремление к самоуглубленности и внутреннему размышлению.
     На восьмом году жизни, в 1780 году, отец отвез мальчика в город Владимир и отдал на попечение его дяде, протодиакону Матфею Богословскому. Последний и определил мальчика во Владимирскую духовную семинарию с фамилией Сперанский. Вероятно, дядя, давая такую фамилию племяннику, вкладывал в нее особый смысл. По-латински «сперо» означает «надеюсь». Действительно, Михаил Михайлович не посрамил этой надежды своего рода – безвестный сын сельского священника стал одним из крупнейших деятелей Русского государства, основателем юридической школы в России.
     Сперанский жил в дому своего престарелого дяди недолго. А затем он перешел на жительство в дом его дочери Татьяны, жене священника Владимирской Зачатьевской церкви Смирнова. Впоследствии Сперанский с любовью вспоминал о матушке Татьяне: «Не та только мать, которая родила меня, но и та, которая воспитала». Жизнь вне семинарского общежития, тогдашней «бурсы», с ее мрачновато-диковатыми порядками сохранила внутреннюю светлую настроенность подростка.
     Из времени обучения Сперанского в семинарии, а это девять лет, сведений сохранилось немного. Известно, что он пел в архиерейском хоре. Епископ Виктор (Анисимов), который рукополагал преподобного Серафима Саровского в диаконский сан, посвятил Михаила в стихарь и сделал его свои жезлоносцем. Префект семинарии Евгений взял Михаила себе в качестве келейника. Кроме того, он был зачислен на пономарское место в приходе отца в Черкутине.
     Учился Михаил отлично. Особой материальной нужды не испытывал, так как получал содержание от отца и еще ежемесячное жалование от семинарии в размере 50 копеек, а с 1787 года 60 копеек.
     Сперанский отмечал в своем календаре, что как отличный ученик он дважды произносил проповеди при архиерейском богослужении. За доброту и ласковость сотоварищи по семинарии уважали его, а за немалые познания прозвали его «Спасовы очи», полагая, что он все знает, понимает и видит. Большую роль в образовании Сперанского сыграла библиотека префекта Евгения, келейником которого он был. При семинарии тогда никакой библиотеки не было, за исключением незначительного количества учебников.
     Но тем не менее при всех неблагоприятных условиях, и материальных, и учебных, семинария все же дала Сперанскому много хорошего. Она помогла ему остаться трудолюбивым, научила его формально правильно мыслить, выработала в нем способность к отвлеченному мышлению, строго логической последовательности и законченности мысли. Схоластическая наука сформировала в Сперанском способность апеллировать самыми отвлеченными идеями, анализировать и комбинировать их во всевозможных сочетаниях. Диссертации или рассуждения, считавшиеся в то время необходимым элементом философского и богословского образования, приучили Сперанского к тщательной отделке своих мыслей, стройному и художественному изложению их на бумаге. Публичные семинарские диспуты выработали в нем способность свободно выступать перед большой аудиторией и облекать свои мысли в изящную форму. Здесь лежат корни того ораторского таланта, перед которым впоследствии преклонялись даже враги Сперанского и который дал ему название «русского Златоуста». Несомненно, семинария развила блестящий природный ум Сперанского и его способность к аналитическому мышлению.
     В 1788 году по Высочайшему повелению из различных семинарий были отобраны лучшие ученики для прохождения дальнейшего обучения в только что основанной Главной Александро-Невской семинарии. К тому времени Владимирская семинария в июле 1788 года была переведена из Владимира в Суздаль вместе с архиерейской кафедрой в связи с тем, что архиерейский дом был назначен для проживания генерал-губернатора Салтыкова. По этой причине семинария стала именоваться Суздальской. Именно отсюда были отправлены в Петербург два лучших ее студента класса богословия – Михаил Сперанский и Иван Вышеславский. С нового 1790 года Сперанский сделался студентом Александро-Невской семинарии, которая с 1797 года была переименована в академию.
      Учебный план здесь был шире. Преподавались красноречие, философия, богословие, чистая математика, физика, французский язык, что было особенно важным – это позволило Сперанскому познакомиться с тогдашней западной философской литературой. Любимым предметом Сперанского была также математика, которая усилила его способность  к отвлеченному мышлению.
    Учился Сперанский по-прежнему блестяще. Его однокурсник Мартынов писал: «Первое в семинарии место по всем отношениям занимает Сперанский, присланный из Владимирской семинарии. Если бы наш курс и никого кроме его не образовал, то не нужно было бы других доказательств в полезности оного».  Петербургский митрополит Гавриил в своем докладе Синоду писал, что из всех студентов «больше всех успел, как в математическом , так и в философском классе, Михайла Сперанский».
   В 1792 году Сперанский закончил курс Главной семинарии и по повелению митрополита Гавриила был оставлен при семинарии учителем математики, а затем ему были вручены кафедры красноречия и физики. С 8 апреля 1795 года Сперанский занял место преподавателя философии, а также префекта семинарии.
В это время Сперанский начал активно изучать различные философские системы – Декарта, Локка, Лейбница, Кондильяка и других, написал несколько небольших сочинений философского характера, например, «О силе, основе и естестве», составил руководство «Правила высшего красноречия». В заметках Сперанского «Досуги за сентябрь 1795 г.» есть даже план романа. Преподавал Сперанский в семинарии пять лет.
    Князь А.Б. Куракин нуждался в домашнем секретаре. Ему был рекомендован Сперанский, а когда Куракин стал фаворитом императора Павла I, он предложил Сперанскому оставить преподавание в Александро-Невской семинарии и перейти на гражданскую службу. Разрешение митрополита Гавриила было получено, и 24 декабря 1796 года Сперанскому выдали аттестат, а 2 января 1797 года в чине титулярного советника он вошел в состав генерал-прокурорской канцелярии. Так закончился период духовного возрастания и церковного служения этого выдающегося человека.
    Показательной в христианском смысле является женитьба Сперанского на Элизе, молоденькой англичанке, дочери пастора Генри Стивенса и Элизы Планта. Брак состоялся в церкви праведного Сампсона Странноприимца на Выборгской стороне в Петербурге 3 ноября 1798 года. Молодые супруги нежно любили друг друга, однако во время одной поездки Елисавета Андреевна выпала из коляски и сильно ушиблась. 5 сентября 1799 года она родила дочь, которую также назвали Елисаветой, а через месяц 27-летний Сперанский овдовел. Он остался верен памяти любимой жены во всю оставшуюся жизнь, хотя «было время, когда он мог бы выбирать между первыми невестами империи».
    Уже будучи государственным статс-секретарем, Сперанский много содействовал укреплению духовного сословия, из которого вышел и сам. Недостатки устроения духовно-учебных заведений, бросавшаяся всем в глаза крайняя материальная необеспеченность духовенства  вызвала Указ от 29 ноября 1807 года, инициированный Сперанским. Духовно-учебные заведения подверглись преобразованию как со стороны учебного строя, так и материального обеспечения. Для улучшения материального положения духовенства ему была возвращена монополия на торговлю церковными свечами, чему прежде мешал таможенный устав 1755 года.
    Как известно, возвышение Сперанского имело место особенно в период 1808-1812 годов. Его опорой был император. Все остальные за небольшими исключениями оказались врагами Сперанского. В начале 1812 года совершилось его падение. Он был фактически сослан в Нижний Новгород, а затем в Пермь, хотя официально не был уволен со службы. Но нас интересует не это, а образ Сперанского как христианина. Так, находясь с 31 августа 1814 года  в своем имении Великополье Новгородской губернии под полицейским надзором.
    Здесь Сперанский занялся изучением еврейского языка Библии, брал из соседнего монастыря преподобного Саввы Вишерского творения св. отцов и с величайшим вниманием перечитывал их, делая обширные выписки. Писал он рассуждения на темы богословского, философского и юридического характера.
    Сперанский часто ездил к богослужениям в монастырь. Входя в церковь, покупал свечи, кланялся народу на все стороны и всегда становился за правым клиросом, нередко приглашал к себе в имение монастырскую братию и одаривал ее продуктами, деньгами. В своем имении он обновил церковь и выстроил каменную колокольню.
    Сперанский был истинно по-христиански милосердным. Он платил своим дворовым ежемесячное жалованье, делал подарки, бедным крестьянам бесплатно давал лошадей, скот, лекарства, деньги. Не упускал из вида их нравственность, здоровье, исполнение религиозных обязанностей. При встрече с крестьянами первый им кланялся, учил их миру, удерживал от винопития. Заботясь о здоровье крестьян, он запрещал им, разгоряченным на работах, пить холодную воду, спать на голой земле и тому подобное.
    30 августа 1816 года Сперанский вновь был призван к общественной деятельности. Он был назначен Пензенским гражданским губернатором. По дороге в Пензу Сперанский посетил свою родину Черкутино и город Владимир. Во Владимире он остановился в номере у купца Свешникова, нанес визиты губернатору А.Н. Супоневу и епископу Ксенофонту (Троепольскому). Целый час пробыл у своей двоюродной сестры Татьяны Матвеевны Смирновой. Отсюда он пешком отправился в семинарию, где его ожидали архиерей, учителя и ученики.
    В первой комнате семинарского общежития со Сперанским встретился протоиерей кафедрального собора И.И. Певницкий, бывший учитель Сперанского по Владимирской семинарии. Сперанский сразу же узнал своего учителя и подошел к нему под благословение. По свидетельству ключаря кафедрального собора отца Чижова Сперанский прошел по классам, ласково глядя на учеников, и с волнением рассказывал ректору отцу Иосифу, что он и сам некогда учился в этой семинарии.
    Сперанский доверял духовным школам, Церкви, для которых принес немало блага. Когда он озаботился поднятием юридического образования в России, то для того, чтобы подготовить профессоров в этой области знания, он,  к примеру, вызвал трех лучших студентов не из Московского университета, а из Петербургской и Московской духовных академий. Впоследствии эти избранники Сперанского стали основателями юридической школы в России.
    За труды на благо России Сперанский был удостоен высоких наград. В историческом заседании Государственного Совета 19 января 1833 года, где на столе Совета лежал 71 том колоссального труда Сперанского Свода законов Российской империи, Николай I собственноручно надел на Сперанского снятую тут же  с себя Андреевскую звезду. 1 января 1839 года Сперанскому был пожалован графский титул с характерным девизом: «In adversis sperat» (……………). 11 февраля того же года Сперанский скончался.
    По смерти Сперанского Николай I сказал: «Другого Сперанского мне не найти; да и кем я попытаюсь даже заменить его ум, сведения, опытность, усердие, быстроту?» 
    В 1872 году Россия праздновала столетие со дня рождения графа М.М. Сперанского. Мы сознательно опускаем здесь информацию, связанную с рескриптом Александра II от 9 ноября 1871 года по поводу юбилейных торжеств, но приведем только сведения, относящиеся к Владимирской духовной семинарии: «В увековечение же памяти о нем (Сперанском – Г.Г.), как государственном деятеле, вышедшем из духовенства, как уроженце Владимирской епархии и бывшем ученике Владимирской семинарии Епархиальным начальством, лицами, служащими в семинарии и консистории, а также и всем епархиальным духовенством предположено 1) во Владимирской семинарии учредить для лучшего по успехам и поведению воспитанника семинарии полную стипендию, по 90 р. в год, с тем, чтобы стипендиат этот к своей родовой фамилии, в надлежащего разрешения, присоединял фамилию – Сперанский; 2) в семинарской зале, сколько в почтение графа Сперанского – бывшего владимирского семинариста, столько же и в назидание его потомков – всех воспитанников семинарии, поставить портрет его, и 3) содействовать средствами духовенства светскому ведомству в устройстве на родине графа – селе Черкутине образцового народного училища. На все это в надлежащем порядке испрашивается разрешение от Св. Синода» .
    Думаю, уместно будет завершить мое выступление словами, которые произнес в своей речи на панихиде по графу Михаилу Сперанскому 31 декабря 1871 года священник Михаил Херасков: «Боже! Да не оскудеют в нашем православном отечестве подобные сему мужи, доблестные и сильные, премудростию, святою верою и любовию к отечеству!»

Черкасов Сергей,
студент 3 курса ВДС

Создание сайта - Линкол

Владимирская Епархия